Поле жизни Владимира Николаевича Пу

В самом начале года пришла горькая весть – 2 января остановилось сердце Владимира Николаевича Пу. Ему было 72 года. Писатель, журналист, литературовед, член Союза писателей России. Автор двух десятков книг, литературно-критических исследований, популярных энциклопедий для детей, выпущенных огромными тиражами и рекомендованных для внеклассного чтения в школах России. Его рассказы и повести переведены на многие языки мира.

Трудовой стаж В.Н. Пу давно перевалил за 55-летний рубеж: он начал работать еще подростком, в 15-летнем возрасте: бетонщиком, арматурщиком, монтажником. Окончил факультет журналистики Казахского государственного университета. В средствах массовой информации трудился с 1967 года.

Он был одним из соучредителей газеты «Российские корейцы», его публикации всегда вызывали у читателей неподдельный интерес.

В крупных федеральных изданиях «Аргументы и факты», «Мир новостей» В.Н. Пу возглавлял собкоровскую сеть. Сколько молодых способных журналистов он вывез из глубинки! Какую бы должность он ни занимал – от простого корреспондента до главного редактора республиканского издания – всегда помогал людям. «Мы в ответе за тех, кого приручили» – было девизом его жизни…

Пока мы живы, будет жить и память о Владимире Николаевиче Пу.

Коллеги

DSC09287.jpg

Владимир Пу один из создателей бренда «Мир новостей» 

DSC09301.jpg

С коллегами и друзьями журналистом и писателем Валентином Рубаном, культурологом Моисеем Кимом, главредом «РК» Валентином Ченом

Ученицы Кермен Наталья.jpg

С талантливыми воспитанницами — журналистами «Мира новостей» Кермен Надбитовой и Натальей Семёновой

DSC09302.jpg

В любой шутке есть истина!

Учредители РК 001.jpg

Учредители газеты «Российские корейцы: Валентин Чен, Михаил Пак, Владимир Пу

Юбилей РК 001.jpg

2001 год, журналисты «РК» на открытии Культурно-делового центра российских корейцев в Москве (Владимир Пу слева)

РК на улице Правда 001.jpg

2001 год. Издательство «Правда», где по соседству с «Комсомольской правдой», «Парламентской газетой», «Советской Россией» и другими известными газетами дислоцировалась редакция «РК» (2-й слева Владимир Пу)

Интервью с В.Н. Пу опубликовано в газете «Российские  корейцы» накануне его 60-летия.

— Владимир Николаевич, перед беседой внимательно прочла вашу новую книгу «Рай для блаженных». Для себя я разделила ее на две части: первая – та, где вы ведете повествование от первого лица, вторая — где рассказываете как бы отстраненно, порой сами удивляясь действиям героев. Почему-то я верю, что можно отождествить автора с лирическим героем, вы согласны?

— Наверное, да: мысли, чувства, поступки лирического героя, конечно же, мне близки, но в то же время проза живет по своим, каким-то особенным законам, и порой даже автору до конца неясно, почему герои поступают так или иначе.

— Два ваших рассказа «Женщина-змея» и «Осень для двоих» написаны от лица юноши. Видимо, вам интересен тот период в жизни человека, когда зарождается первое чувство любви, любопытно, во что оно выльется… В своем творчестве вы постоянно напоминаете, что рядом с высокими чувствами соседствует и негативное, и воспринимать это нужно как неизбежность, что любовь необходимо пронести через неимоверные испытания…

— Возможно, вы правы. Но хочу добавить: мне пришлось столкнуться с самыми разными людьми, среди которых были личности суровые, будто высеченные из скальной породы, с которыми я работал на стройках, прокладывал через Уссурийскую тайгу ЛЭП-110, делил хлеб и соль в экспедициях.

Как журналисту мне доводилось встречаться с заключенными в колониях строгого режима, осужденными на 20-25 лет, а то и пожизненно. От них веяло ледяным холодом. Но как изменялись их лица, когда они вспоминали своих любимых, глаза их светлели, лица становились добрее, и тогда я начинал понимать, что высокое чувство любви поистине возвышает человека, в нем просыпаются самые лучшие качества.

Но вместе с тем, от некоторых лиц, мнящих себя интеллигентами, доводилось слышать грязные слова в адрес женщин, их похвальбы победами над слабым полом, слушать такое всегда было выше моих сил. Я убеждал собеседников, что о таинстве любви нельзя говорить направо и налево, оно должно остаться между двумя личностями – мужчиной и женщиной, иначе ничего святого не останется. А в том, что настоящая любовь – это таинство, думаю, никто не сомневается. Я был уверен в этом 45 лет назад, так думаю и сейчас.

Но, конечно, из сказанного не следует толковать, что истинную любовь могут познать только люди простые: в жизни я встречал настоящих интеллигентов, людей творческих, высоким чувствам которых можно было только светло позавидовать…

— В ваших произведениях выведены однолюбы: например, таков главный герой рассказа «Месть гюрзы» змеелов, таков ваш персонаж из повести «Рай для блаженных» Веселин Стоянов. А вы сами однолюб?

— Вижу, что вы действительно внимательно прочитали книгу. Признаться, только после вашей подсказки я заметил, что действительно вывел таких необычных героев-однолюбов, причем в самых разных рассказах. Знаете, мне не раз довелось встречаться с такими людьми: как правило, все они были несчастливы, единственная любовь их часто приносила горести не только им самим, но и окружающим, прежде всего, объектам их пламенных чувств. Но хочу подчеркнуть, что феномен этого явления – почему человек ведет себя так – до конца не исследован, и для людей творческих есть над чем поработать…

Что касается меня, думаю, я тоже из этой категории людей, но прилагаю все силы, чтобы не приносить окружающим несчастий, однако избежать этого, к сожалению, не всегда удается. Но наивно верю, что могу составить некое исключение из правил…

— Что бы вы ни говорили, мне кажется, чувства и помыслы ваших героев в полной мере отражаются в вас самих, мне показалось, что вы и в своей новой книге как-то исподволь отстаиваете незыблемые жизненные принципы, или я ошибаюсь?

— Мир изменить трудно, я убедился в этом на своем жизненном опыте, пройдя нелегкий путь в 60 лет. Поэтому уверен: начинать надо с себя – жить так, чтобы от тебя не исходило никакого негатива, чтобы в окружающих людях проявлялись самые лучшие человеческие качества, а это от тебя может зависеть в полной мере. Озлобить можно любого человека, а можно сделать так, чтобы он постепенно, сталкиваясь с добрым и светлым, менялся, мягчел, стремился стать лучше. Первое совершить очень просто, а вот со вторым сложнее: для этого нужны и терпение, и много-много времени.

Что касается творчества и жизненных принципов… Я всегда вспоминаю своего старшего брата, крупного ученого-биолога, который совершил немало серьезных открытий. Наверно, он был слишком рациональным: для защиты кандидатской диссертации использовал открытия незначительные, а самые крупные решил приберечь для будущей докторской. Так вот – эти открытия спустя год сделали английские ученые, и брат мой остался глубоко разочарованным.

Этот урок я освоил на всю жизнь. Правда, и позже мои старшие друзья – маститые писатели – убеждали: нельзя откладывать на потом! И надо выкладываться до предела в каждом произведении – в большом ли романе, в крохотном ли рассказе – нужно быть искренним до конца, любая фальшь раскроется даже самым неискушенным читателям. Я всегда стремлюсь к тому, чтобы это стало моим жизненным принципом. Свято верю: ничто человека не может подкупить так, как искренность, и когда она исчерпывающая, то ее почувствует даже самый черствый человек…

— Сравнивая ваших юных героев и вас, человека, наделенного большим жизненным опытом, хочется спросить: вы стали с годами прагматичнее, осталось ли что-то от того паренька, который описан вами, скажем, в рассказе «Осень для двоих»?

— Человек не может не меняться, сейчас, возможно, я не натворю тех безрассудных поступков, которые совершал в юности. Но вряд ли это можно назвать прагматичностью, скорее, сказываются жизненный опыт, мудрость, которые потихоньку приходят ко мне. А юношеские порывы, они, конечно, случаются, куда ж от этого деться?..

— Хочу задать вам давно мучающий меня вопрос: еще со школьной скамьи я слышала, что журналистика и писательство несовместимы. Но вот смотрю на вас и начинаю сомневаться — вам удается и то, и другое…

— С одной стороны, вы правы, есть вещи несовместимые, но с другой – не все так однозначно в жизни. Иногда полутона могут больше раскрыть мир, чем яркие, броские краски. Но это – умение варьировать полутонами, создавая настроение и открывая окружающий мир – большое искусство, и полагаю, что всегда нужно стремиться к большому, светлому, не бояться экспериментировать.

— Но ведь вы, Владимир Николаевич, человек успешный: сделали серьезную карьеру, в СССР стали главным редактором крупного литературного журнала, возглавляли издание 10 лет. И сейчас, когда не все ваши сверстники выдержали испытание временем и непредвиденными катаклизмами, вы, как говорится, снова на коне, являетесь заместителем главного редактора издательского холдинга «Мир новостей», одного из самых крупных в России, который выпускает свыше двух десятков востребованных изданий…

— Спасибо за добрые слова. Но если откровенно, то я думаю, что ни при чем тут времена, ни при чем катаклизмы… Я часто думаю вот о чем: человеку нужно непременно выкладываться до конца, быть до конца честным и искренним, невзирая на то, какое время стоит на дворе. Все лучшие человеческие качества и чувства никуда не исчезнут, а наоборот, будут прибывать и прибывать, как вода в колодце: когда ее вычерпываешь из глубины, она непременно начинает сильнее бить наружу, становится чище, прохладнее и вкуснее. Вот с такой наивной верой я иду по жизни долгие годы.

Наталья МАКСИМОВА

Хван Юрий Сынгерович.jpg

Юрий Хван, журналист, писатель, сценарист, один из основателей общественного движения российских корейцев

 «Пусть земля ему будет пухом…  Мы познакомились с ним где-то в 1968 году. Помню, он пришел к нам, журфаковцам, в общежитие на ул. Виноградова в Алма-Ате будучи студентом 3-го курса заочного отделения факультета журналистики Казахского госуниверситета им. С.М. Кирова. Если не ошибаюсь, тогда Володя работал в какой-то ашхабадской газете и по сравнению с нами, студиозусами, был уже умудрен в профессии. В памяти осталась его манера общения: открытая, дружелюбная, отзывчивая на юмор. Позднее стало известно, что он стал собкором «Комсомольской правды» по Туркмении, а затем главным редактором литературного журнала «Ашхабад». Словом, за нашего земляка можно было гордиться: не пропал кореец в туркменских песках, а даже наоборот!»

Валентин Рубан+.jpg

Валентин Рубан

«О смерти Володи Пу я узнал примерно неделю назад. Мне позвонил наш общий приятель. Стало так грустно и печально на душе. Столько лет мы знали друг друга, работая в «Аргументах и фактах». Безусловно он вошел в летопись этой самой популярной российской газеты. Именно Владимир Николаевич Пу был основателем регионального отдела, именно он создавал первые приложения «АиФ» по всей России и за рубежом. Это была очень тяжелая работа, требующая огромных усилий. Постепенно отдел под его руководством набирал силу, появились сотрудники, среди которых был и я.

Это был замечательный период в моей жизни. И в первую очередь благодаря Владимиру Николаевичу, человеку талантливому, высокообразованному с большим журналистским и писательским опытом. Умный, тактичный он многому научил меня, дал рекомендацию для вступления в Союз писателей России.

И конечно же, я благодарен ему за то, что он познакомил меня с журналистами газеты «Российские корейцы», где мне довелось сотрудничать. Это был очень интересный и полезный опыт.

В декабре Володя позвонил мне, мы собирались встретится, но увидеться нам уже было не суждено. Это большая потеря. Я всегда буду помнить своего друга Володю Пу. 

В душах многих людей он оставил о себе добрый след«.